Подводя итоги года в спецпроекте Царьграда, американский журналист Тим Кёрби рассказал о своей жизни в России.
Впрочем, теперь Кёрби стоит представлять как российского журналиста американского происхождения. Сохраняя гражданство США, он полностью погружён в жизнь нашей страны. А отвечая на вопрос «Чей Крым?», он с улыбкой произносит: дело в том, что не только Крым русский, но и половина Украины.
«Каким стал 2019 год лично для меня? Ну что ж, я купил дом, и наконец-то у моих детей есть крыша над головой. Теперь ремонтирую. По большому счёту, всё делаю сам, впрочем, есть и помощь. Наконец у меня есть самая настоящая регистрация, совпадающая с фактическим местом проживания. И главное, у моего сына появилась регистрация. Ему шесть лет, но только сейчас он получил штампик. Для меня лично это очень важно».
Тим Кёрби сохранил гражданство США, и сегодня свою жизнь он называет «существованием в междумирье».
«Это важно, потому что, во-первых, у меня семья, много членов семьи и там, в США, но я человек, который находится между мирами. И это точно. Я в междумирье. Я в компьютерной игре с зоной «междумирье». Мне понравилось, как они придумали название. И действительно, я могу и здесь, и там. И более того, даже независим от паспорта: я один из немногих людей, которые понимают, как те или иные механизмы работают в России и в США. И часто, когда русские обсуждают Запад, я думаю, что за бред вы пишете и говорите — вы же ничего не знаете! И совершенно то же самое с Западом. Когда они пишут, что здесь какая-то страна-тюрьма — до сих пор ГУЛАГ, и если ты не зыкаешь Путину, то тебя просто убьют. Это тоже какой-то бред и абсурд».
На волне темы «междумирья» мы поинтересовались у нашего собеседника: будучи гражданином двух стран и жителем двух миров, как он отвечает на краеугольный политической вопрос — чей Крым? Ясно, что для русских сомнений нет — Крым наш. Но что думает американец в России?
«Естественно, Крым русский. Но дело в том, что вы говорите с человеком, который считает, что где-то больше половины нынешней Украины — это тоже Россия. И многие территории, которые были потеряны, должны были или стать частью России, или жить в союзе с Россией, чтобы все были довольны. Нынешние границы России очень маленькие и не отображают реалий. Каждый, кто имеет возможность поговорить с людьми из Донбасса или из Южной Осетии, понимает, что русский мир ещё слишком маленький. Есть народы, которые сейчас в беде и хотят быть частью русского мира, и двери для них должны быть открыты. Поэтому да, Крым наш в российском смысле, но Крым — это начало, а не конец».

Подпишись на новости 🖂

Post A Comment: